Борисо-Глебский монастырь

1.jpg2.jpg4.jpg

ОБЪЯВЛЕНИЕ
Если у Вас сохранились старинные фотографии и другие материалы, имеющие отношение
к Борисо-Глебскому мужскому монастырю, Троице-Борскому девичьему монастырю,
с.Кондаково и колодчику
прп. Иринарха, а также другим селам и храмам
Борисоглебской земли, просим обратиться по адресу

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Свидетельства о помощи преп. Иринарха

Вадим, 35 лет
Добрый день, святые отцы!
Хочу предоставить свидетельство о заступничестве святого
24.03.2013

Наши друзья

Борисоглебский монастырь. Исторический обзор

Сведения об основании обители содержатся в «Повести о Борисо-Глебском монастыре от коликых лет и како бысть ему начало». Повесть была написана в середине XVI века неизвестным автором на основе устных сказаний древних старцев Борисо-Глебского монастыря. В ней говорится, что монастырь был основан «во дни благочестивого Великого князя Димитрея Ивановича всея Руси в четвертое лето государства его», то есть в 1363 году. По преданию, на месте будущего Борисо-Глебского монастыря был «черный», то есть лиственный лес. Здесь поселился монах Феодор, пришедший из «области Великого Новограда». Прожил Феодор в одиночестве несколько лет. Неподалеку от его кельи пролегала дорога к царствующему граду Москве и к Ростову. На дерево около этой оживленной дороги Феодор повесил кузов, в который проезжающие, понимая, что рядом обитает пустынник, по древнему обычаю клали милостыню. Позднее к Феодору пришел инок Павел. «Феодор же ему очень обрадовался, аки некое сокровище обрете».

Однажды, узнав, что преподобный Сергий Радонежский находится в Ростове, Феодор и Павел направились туда просить Ростовского князя Константина и епископа Игнатия разрешить им устроить монастырь, а преподобного — указать для обители место. «Сергий же, много походив по пустыни сей , выбирает место зело красно» — невысокий холм на берегу реки Устье — и благословляет Феодора и Павла поставить здесь храм в честь святых благоверных князей Бориса и Глеба.

Когда же преподобные Феодор и Павел, первостроители обители, начали возводить первый деревянный храм, «труды к трудам прикладывая, а слезы к слезам», было им чудесное видение. Устав от трудов праведных Феодор и Павел легли отдохнуть под древним кедром неподалеку от строящегося храма, и приснился им обоим один и тот же сон: явились два светлых воина «в ризах позлащенных» и сказали: «Труждайтесь на месте сем, Бог и Пречистая Богородица не оставят места сего. А мы неотступно с вами будем и с теми, кто после вас будет строить обитель сию святую», — после чего, назвавшись один Романом, другой Давидом, стали невидимы. Роман и Давид — имена, данные во святом крещении благоверным князьям Борису и Глебу. Так они засвидетельствовали свое небесное покровительство монастырю.

 С момента основания Борисо-Глебский монастырь находился в личных владениях Московского митрополита. А с 1430-х годов он уже имел статус великокняжеского, что способствовало расцвету обители, вкладчиками, а то и пострижениками которой, нередко становились представители знатнейших княжеских и боярских родов Сабуровых, Бельских, Пивовых, Хворостининых, Шереметевых и других.

Почитанию монастыря Великими московскими князьями положил начало следующий случай. В первой половине XV века Ростовская земля была театром кровопролитных междоусобных сражений. Одно из таких сражений между Великим князем Московским Василием II и его дядей Юрием Звенигородским произошло 29 марта 1434 года близ нынешнего села Николо-Бой. Общерусский летописный Свод 1472 года сообщает: «Князь Юрий, собрав силу великую, пошел на великого князя Василия, и встретил его князь великий в Ростовской волости, у монастыря Николы на горе, и был между ними бой в Лазареву субботу. И победил князь Юрий». Василий Васильевич вместе с семьей спасся бегством и нашел приют в Борисо-Глебском монастыре. С тех пор «Московский князь Василий Васильевич и его мати Великая княгиня Софья Витовтовна велию веру имели в сию обитель».

Вскоре Василий II делает в Борисо-Глебский монастырь крупный земельный вклад — село Шульце с деревнями. Это явилось важной вехой в истории возвышения обители. В 1440 году ее игумен Питирим был приглашен Василием в Троице-Сергиеву лавру, где крестили первенца Великого князя младенца Ивана. Согласно Никоновской летописи, Питирим стал крестным отцом будущего Государя всея Руси Ивана III.

Памятуя о своем крестном отце Питириме, Иван III благоволил к Борисо-Глебской обители, а его внук царь Иван IV Васильевич Грозный не раз приезжал сюда на богомолье. Если верить преданию, именно по указу Ивана Грозного в монастыре начали возводить каменную церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Во времена опричнины монастырь стал местом ссылки опальных людей. В обители приняли постриг впавшие в немилость бояре Василий Молчанов (инок Вассиан) и Иван Яковлевич Чеботов (инок Иона).

Более 150 лет монастырь оставался деревянным. С 1520 года здесь разворачивается грандиозное каменное строительство. Возведение храмов и «прочих каменных служб» началось при настоятеле строителе Феофиле, который «вельми о Христе подвизался и был наследником преподобноначальникам Феодору и Павлу».

В окрестностях монастыря имелись залежи хорошего качества глины, так что кирпич изготавливали на месте. А вот известь приходилось возить из Ярославля и Плеса по Волге, Которосли и Устью, которая в то время была судоходной. Строитель Феофил начал «скорбети об извести, понеже проходом далече и ставится дорого. Посылал на Плес в судех вверх Которосль юдо Ярославля, проход же тяжек был и далече Которослью и Волгою». Тогда обратился Феофил с молитвами к небесным покровителям монастыря — святым благоверным князьям Борису и Глебу. Те же, явившись ему во сне, сказали: «Не скорби об извести. Даст тебе Пречистая Богородица в домовой нашей вотчине известь при тебе и после тебе». Через несколько дней приходит в обитель крестьянин из монастырской деревни Кочарки и показывает настоятелю и зодчему Григорию Борисову кусок белого камня, найденный им в монастырском лесу. Борисов отправил камень «в хлебную пещь». После обжига оказалось, что это известь — чистая, белая, «аки снег»…

При Феофиле в монастыре были возведены первые каменные храмы — Борисо-Глебский собор и Благовещенская церковь с трапезной палатой. Строитель Феофил управлял монастырем свыше 30 лет. Вероятно, в обители сразу после его кончины было утверждено его почитание. Строительство продолжалось и «по преставлении Феофилове»: «игумены Стахий и Вассиан о каменном здании тщание приложиша».

В период Смуты начала XVII века монастырь был захвачен сторонниками Лжедмитрия II. В 1608 году «приходили в монастырь литовские люди, и те де литовские люди монастырь разорили, образы окладные ободрали, казну поимали, а старцов и слуг многих посекли…». В то время в монастыре «стояла печаль великая, монастырь и вотчинка были разорены еси». В 1609 году монастырь посетил знаменитый польский гетман Ян Петр Сапега. Возможно, он знал о том, что с 1606 года в Борисо-Глебском монастыре в заточении находился католический монах Николай де Мело, имеющий переписку с женой Лжедмитрия Мариной Мнишек. В Борисо-Глебский монастырь его отправил за миссионерскую деятельность царь Василий Шуйский. Не для вызволения ли Николая де Мело шел грозный пан Сапега к обители? Но вместо иностранного пленника он находит в монастыре добровольного затворника, «сокровище русское, неоскудное и неокрадное» — преподобного Иринарха затворника и веригоносца.

«Как, старец, веруешь и за какого царя Бога молишь?» – спросил Иринарха Сапега. «В Русской земле рожден, за русского царя и Бога молю – другого царя не знаю», — без страха отвечал старец. Сапега, обратившись к своим панам, сказал: «Я такого батьки нигде не видел, ни здесь, ни в иных землях, крепко зело и небоязливо», и, обернувшись к старцу, поклонился и тихо промолвил: «Прости меня, батько». Перед уходом гетман Сапега не велел своим воинам разорять более обитель и дал затворнику 5 рублей золотом на милостыню.

Тот архитектурный ансамбль, который мы видим сейчас, дошел до нас со значительными перестройками и переделками. Краткое описание монастыря начала XVII века содержится в Писцовых книгах Ростовского уезда 1629–1631 гг.: «В Пурском стану монастырь Борисо-Глебской на Устье. А на монастыре церковь Благовещения Пречистые Богородицы на паперти с трапезою, <…> другая церковь Страстотерпцов Христовых Бориса и Глеба, да на святых воротах церковь Сергия Радунежского чюдотворца, да на колокольне церковь Собора Иоанна Предтечи, все церкви каменные. Да на монастыре две кельи игуменские, да две кельи затворника Корнилья, две кельи келарские, двадцать келий братских, в них семьдесят пять братов черноризцов, все кельи деревянные. <…> Да около монастыря ограда каменная, а на ограде одна башня, да другие ворота на воде».

Из документа явствует: как минимум уже в конце XVI века в монастыре имелось четыре каменных храма. Ограда, возможно, была меньше нынешней, но тоже каменной. Между тем ранее считалось, что в указанный период обитель располагала всего лишь двумя каменными храмами, все остальные, а также ограда, оставались деревянными, а надвратные церкви, стены с башнями и звонница   появились только лишь в конце XVII столетия. Введение в научный оборот писцовых книг 1629–1631 годов позволяет предположить существование здесь каменных звонницы и Сергиевской надвратной церкви уже в XVI веке.

К XVIII веку Борисо-Глебский монастырь владел обширными землями в Ростовском и Белозерском уездах, а также имел три подведомственных монастыря — расположенный в 2 верстах к югу Троицкий девичь монастырь, Спасскую пустынь в 20 верстах за древним селом Вощажниковым и основанный преподобным Феодором на реке Ковже недалеко от впадения ее в Белое озеро Никольский. Древние источники свидетельствуют о высоком статусе обители в церковной и государственной жизни Русского государства. Так, например, под Утвержденной грамотой 1613 года об избрании на Российский престол Михаила Романова свою подпись поставил и «из Ростова Борисоглебский игумен Петр».

В 1688 году в Борисо-Глебском монастыре учреждается архимандрия. После реформы Екатерины II (1764) он был отнесен ко второму классу с получением из государственной казны 3 тысяч рублей. За ним сохранили рыболовное Вепревское озеро в Карашской волости Ростовского уезда и 280 десятин земли «для поддержания монастырского хозяйства». Остальные земли, в том числе и подмонастырские Борисоглебские слободы, были отняты, приписные монастыри упразднены.

История монастыря в синодальный период не была богата яркими событиями, однако ознаменована настоятельством достаточно известных в государстве людей. В 1773–1775 годах это был Авраам (Флоринский), отличавшийся «ученостью, совершенным знанием славянского и греческого языка, силою слова и глубокомыслием»; в 1802–1808м архимандрит Анатолий (Ставицкий), выдающийся миссионер, одно время возглавлявший типографию Киево-Печерской лавры; в 1809–1813м архимандрит Анатолий II (Связев), при котором в монастыре был устроен Ильинский придел, где почивают под спудом мощи преподобного Иринарха; в 18251828м архимандрит Феофил (Фиников), обладавший отменными организаторскими способностями и стремившийся восстановить в обители дух старины, не ограничиваясь только внешним великолепием; в 1863–1869м архимандрит Даниил (Сивиллов), также выдающийся миссионер, синолог, профессор Казанского университета; в 18971905-м архимандрит Ювеналий, в настоятельство которого ветшавшие монастырские храмы были обновлены, и обитель приобрела вид, запечатленный в 1911 году известным фотографом С.М. Прокудиным-Горским.

 

Революция 1917 года поначалу не изменила обычного течения жизни в монастыре, который по-прежнему владел землей в Борисоглебских слободах, водяной мельницей в деревне Акулово, Вепревским рыболовным озером в Карашской волости, несколькими пустошами и лесными участками в Ростовском и Угличском уездах. Продолжали совершаться крестные ходы с чудотворной иконой преподобного Иринархазатворника. Почитание его в Ростовском уезде оставалось огромным. Только в 1918 году состоялось 12 крестных ходов поселениям Ростовского и Угличского уездов.

Переломными для монастыря стали июльские события 1918 года, когда отголосками белогвардейского восстания в Ярославле по борисоглебским деревням прокатились крестьянские волнения. 18 декабря 1919 года по обвинению в агитации против Советской власти «среди монашествующих лиц и приходящих в Борисоглебский монастырь граждан» был расстрелян архимандрит Мефодий (Николай Васильевич Львовский).

Формально переведенный в собственность государства еще в 1918 году, монастырь до 1924 года сохранял автономию. В одном из документов местного исполкома говорилось: «ВИК имущество монастыря не учел, мер против монахов не принимал, и таковые продолжали жить по-старому». В храмах не прекращалось богослужение, совершались требы, шел сбор пожертвований, проводились незначительные ремонтные работы. Монастырь пользовался своими прежними владениями без всяких оговорок. Лишь в 1924 году состоялась его официальная передача Ростовскому Госмузею. Борисоглебские крестьяне, чтобы сохранить монашескую жизнь в обители, создали церковную общину и заключили с музеем договор аренды. Общине тут же вменили в обязанность «поддержание храмов в исправности». Была собрана значительная сумма в 3000 рублей, проведен ремонт Сретенской надвратной церкви, благоустроено монастырское кладбище. На средства общины содержались и проживающие в обители насельники — всего около 70 человек.

Сразу же по передаче в Борисоглебский монастырь прибыл уполномоченный Ростовского музея т. Мартьянов, в обязанности которого входило наблюдение за состоянием здешних построек и сбор квартплаты, в том числе и с монахов. Собственно же музея до 1928 года здесь фактически не существовало, поскольку никакой музейной деятельности не велось. Ситуация изменилась в 1928 году, когда музеи объявили идеологическим орудием антирелигиозной пропаганды. В Борисоглебском отделении Ростовского госмузея появился постоянный заведующий — Иван Иванович Мокеев — бывший половой одного из борисоглебских трактиров, вступивший в ряды ВКП(б) и параллельно с музеем возглавлявший местное отделение Союза воинствующих безбожников. 7 июня Мокеев получил предписание поставить вопрос о закрытии монастырских храмов и передаче их музею. Весть об этом вызвала негодование жителей волости.

Иеромонах Антонин (Шестаков)   с иконой преподобного Иринарха обошел окрестные селения, призывая народ к духовному сопротивлению. Усмирил волнения арест иеромонаха Антонина, которого Особым совещанием ОГПУ приговорили к заключению в концлагерь на Соловки сроком на 3 года».

Между тем службы в монастыре по-прежнему посещало много народу. Власти требовалось срочно этому что-то противопоставить. В 1920-х годах молодежь увлекли пожарным делом. В Борисоглебских слободах организовали две пожарные команды. Устраивались парады, соревнования, смотры: начальники верхом объезжали свои дружины — красочное зрелище! Популярным в молодежной среде сделался футбол. Вечерами юноши и девушки гуляли в «Кокуйском лесу» — небольшом лесном массиве, непосредственно подступавшем к слободе Кокуйке. В Борисоглеб пришла новая эпоха и центром его культурной жизни стал Народный дом.

К Пасхе 1929 года Борисо-Глебский собор был уже закрыт. Несмотря на протесты, уничтожили кладбище, употребив надгробные плиты для строительных нужд. Борисоглебский музей с 1932 года ставший районным краеведческим стал единственным хозяином в обители. Постепенно монастырская территория превращалась в социально-культурный центр района. Ряд построек сдавались в аренду различным предприятиям и организациям. Музей по мере возможности осуществлял контроль над вверенными ему памятниками архитектуры. Так, в 1931 году музейные работники при поддержке сотрудников Главнауки предотвратили попытку разбора звонницы и части крепостной стены на кирпич, в котором остро нуждался район. Тем не менее, многое было безвозвратно утрачено, в лучшем случае перемещено в музеи Москвы, Ярославля, Ростова. Территория и помещения обители использовались арендаторами вплоть до конца 1980-з годов. На территории монастыря оставался десяток квартиросъемщиков.

Возрождение обители началось в конце 1980-х годов. В мае 1989-го возобновилось богослужение в соборе, тогда еще считавшемся приходским храмом. Много сделали для благоустройства собора его первые после открытия священники — Александр Швалев (1989) и Виктор Янович (1990–1995). В октябре 1994-го принимается решение о восстановлении монастыря. Наместником был назначен иеромонах Ростовского Спасо-Яковлевского монастыря Иоанн (Титов). Его трудами Борисо-Глебский монастырь ныне возрожден во всей полноте духовной жизни. В единственном пока действующем храме — соборе святых благоверных князей Бориса и Глеба — совершается каждодневное богослужение по строгому монастырскому уставу. Братия немногочисленна — 12 монахов и 4 послушника. Здесь продолжают древние традиции и устанавливают новые. Немало усилий приложено братией обители для восстановления почитания преподобного Иринарха. В день памяти великого подвижника 13 (26) января в Борисо-Глебском монастыре — большой праздник: в соборе проходит архиерейская служба при огромном стечении народа. Не иначе как чудом можно назвать обретение части вериг преподобного, которые до 1935 года хранились на его родине в церкви села Кондаково. После закрытия храма вериги передали в Троицкий храм соседнего села Губачево Угличского района, а в 1960-х годах их увезли в Угличский музей. Сейчас они находятся в Борисо-Глебском соборе, открыты для поклонения, и с ними совершается ежегодный крестный ход из монастыря в село Кондаково. Этот крестный ход, впервые после возвращения обители, состоявшийся в 1997 году по благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Михея (Хархарова) ныне собирает тысячи паломников, став заметным явлением в жизни православной России. Один из участников крестного хода однажды так определил суть происходящего: «Что может сказать человек, идущий по святым местам? Что Русь жива, что она не умирает, что мы — вместе и объединены на каком-то совершенно удивительном духовном уровне. Мы любим друг друга, хотя не знакомы, но мы — единое целое».

Памяти Борисоглебского подвижника посвящены также проводящиеся с 1998 года и ставшие уже традиционными Всероссийские Иринарховские Чтения.

Совсем недавно Борисо-Глебским монастырем было поддержано прекрасное начинание преподавателей и учеников Ивановской школы — проведение в Борисоглебе Всероссийского фестиваля хоровой музыки имени священника и композитора Василия Николаевича Зиновьева (1874–1925). Ранее фестиваль проходил в Ярославле, а «ивановцы» были там только гостями. Теперь они выступают на правах хозяев и организаторов. Справедливо, что фестиваль стал проводиться на Борисоглебской земле, ведь отец Василий родился в селе Спас-Подгорье, расположенном всего лишь в пяти километрах от Борисо-Глебского монастыря.

IMG 3244Под эгидой обители в Борисоглебском районе осуществляются многие социальные программы. Так, программа «Погост» взяла под контроль все кладбища района — а их, действующих и недействующих, — 57. На собранные благочестивыми людьми пожертвования за несколько месяцев был возведен кладбищенский храм-часовня во имя иконы Божией Матери «Взыскание погибших».

В 2005 году с благословения игумена Иоанна был создан военно-патриотический клуб «Святогор», который возглавил диакон Геннадий Липатов. Воспитание юношей проводится в духе славных традиций русского воинства.

С 2006 года существует в Борисоглебе клуб русской лапты — «Борисоглебская застава». Руководителем клуба является Апраксина Елена Николаевна. На Всероссийских соревнованиях борисоглебские ребята занимают только призовые места.

Игумен Иоанн старается поддержать и краеведческое движение ebony porn среди школьников. Вот уже несколько лет Борисо-Глебский монастырь совместно с отделом образования района проводит научно-практическую конференцию «За добрые традиции земли Борисоглебской», которую называют малыми Иринарховскими чтениями. В конференции принимают участие ученики всех школ района и учащиеся Борисоглебского профессионального лицея.

Впрочем, в короткой статье невозможно всего охватить.

Отметим главное: Борисо-Глебский монастырь вновь становится одним из важнейших духовных центров нашего Отечества. Глядя на заботы и труды монастырской братии, понимаешь: лучшее свидетельство о Боге — любовь и добросердечное отношение к каждому, кто стучится в твою дверь. Православный народ тянется к Борисо-Глебской обители, о которой уже в наше время сложены такие строки:

Здесь колыбель заветных слов

Качают, радостью дыша,

Надежда, Вера и Любовь.

И Вечность ближе чем на шаг…

Икона дня

Православие.Ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православный календарь

Сайт создан
по благословению
епископа Рыбинского
и Угличского
Вениамина

Крестный ход 2016

осталось ... 19.07.2017 8:0 -127 дней

Случайное изображение

2012_07_irinarhovskiy_krestniy_hod_134.jpg

Радио Благовещение» слушать онлайн

Яндекс.Метрика
Поиск в православном интернете: