Борисо-Глебский монастырь

1.jpg2.jpg4.jpg

ОБЪЯВЛЕНИЕ
Если у Вас сохранились старинные фотографии и другие материалы, имеющие отношение
к Борисо-Глебскому мужскому ebony porn монастырю, Троице-Борскому девичьему монастырю,
с.Кондаково и колодчику
прп. Иринарха, а также другим селам и храмам
Борисоглебской земли, просим обратиться по адресу

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Свидетельства о помощи преп. Иринарха

Вадим, 35 лет
Добрый день, святые отцы!
Хочу предоставить свидетельство о заступничестве святого
24.03.2013

Наши друзья

Художники Петр и Михаил Сапожниковы

Постоянным участником Иринарховских Чтений является Светлана Лапшина, научный сотрудник Борисоглебского монастырского музея, которая темами своих выступлений всегда выбирает неизвестные страницы истории Борисоглебского края. С.А. Лапшина считает, что, тема должна быть не абстрактной, а ясной, понятной и, главное, полезной для ума и души слушателей. В этом году её выступление было посвящено крестьянам Борисоглебских слобод художникам Пётру и Михаилу Сапожниковым. Прискорбно сознавать, что эти талантливые иконописцы второй половины XVIII — начала XIX века, когда-то признанные и ценимые, сейчас незаслуженно забыты не только на чужбине, но и у себя на родине. О самих художниках уже в конце XIXвека не было известно ничего, кроме места их рождения.

Парадокс творческой судьбы братьев Сапожниковых, крепостных крестьян графа Григория Григорьевича Орлова, заключался в их огромной популярности при жизни и в полном забвении после смерти. Скорее всего, главной причиной их забвения было полное равнодушие образованных классов общества к этим так и не сбрившим бороды мужикам.

Ценитель творчества братьев Сапожниковых известный искусствовед, служитель Оружейной палаты Георгий Дмитриевич Филимонов, увидев собрание их иконописных рисунков, воскликнул: «Биография выдающихся художников братьев Сапожниковых должна в скором времени найти своего автора, иначе следы её исчезнут!» К счастью, следы ещё не пропали, поэтому спустя 150 лет пришлось основательно «увязнуть» в архивах, просматривая Метрические книги и Исповедные росписи церкви села Троицы на Бору, к которой крестьяне Сапожниковы были приписаны.

Пётр и Михаил Сапожниковы были не только самыми лучшими иконописцами своего времени, они создали свой художественный стиль, который заключался, проще говоря, в примирении иконописи и живописи. Всё дело в том, что в своем творчестве они использовали не прямую перспективу, как в живописи, и не обратную, как в иконописи, а применяли ортогональную проекцию, когда каждая точка изображения равно приближена к зрителю. Ортогональная проекция передаёт без искажений контуры реального предмета, но не может передать глубину пространства. Но Сапожниковы разгадали этот секрет. Художники смогли найти золотую середину, не нарушая старых церковных канонов. По единодушному мнению искусствоведов 19 столетия «сапожниковский» стиль «счастливо приближается к древнему византийскому стилю». Это доказывают иконы братьев Сапожниковых, сохранившиеся в собрании Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге, которые отличаются тщательностью исполнения, изяществом и изысканностью письма.

003

Этот стиль до того пришелся по вкусу народу, что даже старообрядцы не находили его противным их убеждениям. Сапожниковы с удовольствием выполняли заказы старообрядцев, что позволило некоторым исследователям отнести Сапожниковых к старообрядческой среде, но староверами они не были; все таинства и обряды они исполняли в своей приходской Троицкой на Бору церкви.

Мастерская Сапожниковых находилась в центре Москвы в Спасском переулке. Во всех работах братья участвовали не одним только надзором, они сами работали вместе со своими мастерами. «Сапожниковы были из числа хозяев-иконописцев, которые до конца жизни не покидали бороды и кафтана, а между тем, они трудились для потомства, с уважением относились к предмету своего занятия, доходили до здравых, самостоятельных понятий в деле церковного искусства, и, по силе разумения, содействовали дальнейшему развитию иконописи» — писали о них современники.

О социальном статусе художников артели можно только догадываться: но точно известно, что в ней работали и собственные крепостные, купленные самими Сапожниковыми. О факте покупки крепостных, свидетельствует запись в метрической книге 1809 года: Пётр Сапожников играл свадьбу в Борисоглебе купленного им отрока Федора Панфилова, которого женили на девице из слободы Кунидовки Агриппине Фёдоровне Кубышкиной. Кстати, поручителями на этой свадьбе были самые влиятельные борисоглебские крестьяне: Иван Суслов и Михаил Шадрин.

Младший из братьев, Михаил умер в самом начале января 1813 году, оставаясь крепостным. Старшему брату Петру с семьёй удалось получить вольную от графа Владимира Григорьевича Орлова лишь в 1827 году, сын же Михаила, Иван, был отпущен на волю только в 1829 году. Вольную он получал один, значит, семьи к тому времени у него уже не было. А было ему не более 30 лет. Именно в это время всё семейство Сапожниковых переезжает на постоянное место жительства в Москву, сохранив в Борисоглебских слободах на улице Гостиной два дома.

Другой заслугой Петра и Михаила Сапожниковых является коллекционирование материала археологии иконописи. Сапожниковы, обладая значительными нравственными качествами и материальными средствами, собрали огромное количество древних иконописных рисунков, которые ранее принадлежали царским иконописцам и составляли собственность Оружейной палаты, а также древние рисунки центра народной иконописи — Палеха. Сапожниковы очень дорожили этим своим достоянием, и, по словам современников, хранили их в специальных шкафах под номерами, сортируя их по сюжету и стилю. Однако всё собрание Сапожниковых бездарными потомками было за бесценок распродано. Сын Петра Ивановича Сапожникова Владимир рассказывал Г.Д. Филимонову: «Добро бы были гравюры — на них сейчас цена! А то, кому, думаю, нужна эта дрянь! Я сначала собирался отправить их домой в деревню, оклеивать ими вместо обоев избу, потом отнёс рисунки в табачную лавку, там купили их на обёртку. Слаб я к чарке, грешный, и брат мой тоже. Вот у меня под такой час, возьмут со стенки ключ, да и тянут из сундуков добрые люди, всё, что им понравится».

Родная деревня, которую упоминает Владимир Петрович Сапожников — это село Борисоглебские слободы Ростовского уезда. До 1764 года Борисоглебские слободы принадлежали Борисо-Глебскому монастырю, затем были переданы в ведение Коллегии Экономии и лишь спустя несколько лет, в 1772 году, слободы были подарены Екатериной II Григорию Григорьевичу Орлову. Все крестьяне Борисоглебских слобод были приписаны к церкви Живоначальной Троицы в селе Троица на Бору, находящейся в двух верстах от Борисо-Глебского монастыря, которая стала приходской после закрытия там, в 1764 году, приписного Троицкого девичьего монастыря.

В нашем распоряжении оказались Метрические книги церкви с 1780 по 1834 год, Ревизские сказки (перепись населения — С.Л.) 1795, 1816 и 1834 годов, то есть были просмотрены основные генеалогические источники.

Удалось выяснить, что предки Петра и Михаила Сапожниковых жили на Кокуйке, эта слобода ныне носит название улицы Красноармейской. В Метрической книге 1785 года находим запись о смерти их бабушки Мавры Максимовны: «Слободы Кукуйки крестьянская вдова Мавра Максимовна померла 23 августа 1785 года». Дома же на слободе Гостиной Пётр и Михаил Сапожниковы выстроили в самом начале 19 столетия. Гостиная — главная улица Борисоглебских слобод, идущая вдоль восточной монастырской стены, через Гостиную слободу шёл тракт из Ростова в Углич.

По Ревизским Сказкам Борисоглебских слобод 1795 года удалось установить часть родословной Сапожниковых.

Первой по переписи идёт бабка Петра и Михаила — Мавра Максимовна 1714 г.р. (в специальной графе есть приписка, «помре в 1785 году») Её дети: сын Иван Тихонович 1740 г.р. и Мавра Тихоновна умерли в одном 1789 году. У Ивана Тихоновича осталась жена Авдотья Ивановна 1741 г.р., это мать Петра и Михаила.

Далее идут Пётр и Михайло Ивановы дети Сапожниковы 1765 и 1774 г.р. Фамилия Сапожниковы в Ревизских сказках написана только против имен Петра и Михаила. Дети у Петра, Иван и Владимир, родились соответственно в 1792 и 1794 гг. На момент переписи 1795 года детей у младшего брата Михаила не было, но записана его семнадцатилетняя жена Анисья Борисовна. Дата рождения их сына Ивана может быть вычислена лишь примерно, около 1798 года.

Первых своих сыновей Пётр и Михаил назвали Иванами, возможно, так совпало по святцам, а возможно, они были названы так в честь отца.

Иван Петрович Сапожников женился 13 ноября 1814 года, взяв в жёны Евдокию Никитину из села Поречье Рыбное Ростовского уезда. Кстати, с. Поречье, как и Борисоглебские слободы, принадлежали Орловым.

Иван Михайлович Сапожников женился в июне 1816 года на местной девице дочери крестьянина со слободы Плотины Прасковье Ивановне Кузнецовой. Поручителями на венчании были ростовский купец Яков Дмитриевич Пичугин и борисоглебские крестьяне Иван Суслов и Дмитрий Кузнецов.

Всё последнее десятилетие XVIII века семья Сапожниковых жила в Борисоглебе, поскольку их артель расписывала храмы в Ярославском и Ростовском уездах: в селе Великом, в Николо-Иисусовом погосте, в богатом приозёрном селе Угодичи. В 1797 году Сапожниковыми была сделана живопись «альфреско» в храме Успения Божией Матери в с. Сабурово, в 3-х верстах от Борисо-Глебского монастыря. А в 1792 году они расписывали свой родной приходской Троицкий храм, построенный в 1708 году. К этому времени они уже слыли состоявшимися мастерами. Однако пока не найдено ни одного документа, который бы подтвердил, что Сапожниковы работали в Борисоглебском монастыре.

Некоторые исследователи считают, что Сапожниковы жили всегда в Москве, и лишь выехали к себе на родину перед французским нашествием в 1812 году. Это не совсем верно. Действительно, в Метрических книгах с 1801 по 1809 год фамилия Сапожниковых отсутствует. Но это было то самое время, когда братья Сапожниковы со своей большой артелью мастеров выполняли заказы по разным губерниям Российской Империи.

Одним из лучших произведений Сапожниковский артели заслуженно считалась стенопись Крестовоздвиженского храма в Палехе, в слободе населенной иконописцами. Профессор искусствоведения А.В. Бакушинский назвал роспись этого храма «последней великой стенописью, завершающей цикл развития древнерусской религиозной живописной традиции». Необходимо подчеркнуть, что сегодня сапожниковское стенное письмо утрачено полностью.

Похоже, что Сапожниковы вернулись из Москвы в Борисоглеб в начале осени 1812 года. В октябре 1812 года Метрические книги фиксируют, что сын Петра Сапожникова, Иван, был восприемником, крестным отцом, у крепостного работника Михаила Шадрина Алексея Петрова. «9 октября 1812 года вотчины графа Орлова, слободы Новой крестьянина Михаила Ивановича Шадрина у работника его Алексея Петрова родился сын Алексей. Восприемником его был слободы Гостиной крестьянина Петра Ивановича Сапожникова сын Иван». Как видим, в богатых Борисоглебских слободах была распространена практика покупки крепостных работников.

В процессе исследования удалось установить точную дату смерти и место захоронения Михаила Ивановича Сапожникова. Сохранилась запись в метрической книге: «6 января 1813 года вотчины его сиятельства графа Владимира Григорьевича Орлова, слободы Гостиной крестьянин Михайло Иванович Сапожников 39 лет умер от горячки. Отпевал его местный священник, Николай Борисов, похоронен у церкви». Михаил Иванович Сапожников умер, скорее всего, от тифа, который, как правило, сопровождался лихорадкой на фоне высокой интоксикации. В этом году в приходе умерло 108 человек, это самый высокий показатель за три первых десятилетия 19 века. Забегая вперёд, скажем, что со смертью самого талантливого из братьев, Михаила, заканчивается период расцвета их творческой деятельности.

А вот его старший брат Пётр прожил долгую жизнь: по переписи населения 1834 года он ещё, семидесятилетний, значится живым. У него было 7 детей: 4 сына и 3 дочери. И никто из них не перенял таланта отца и дяди. Возможно, здесь справедлива поговорка: «На детях гениев природа отдыхает».

Вот ещё один интереснейший факт: в 1825 году графиня Анна Алексеевна Орлова — Чесменская специально приезжала из Великого Новгорода в Борисоглебские слободы к своему дяде графу Владимиру Григорьевичу Орлову для заключения договора с Владимиром и Иваном Сапожниковыми, сыновьями Петра Сапожникова на роспись Георгиевского собора Новгородского Юрьевского монастыря. Когда же живопись в храме была исполнена, известный академик живописи М.П. Боткин, осмотрев Георгиевский собор, писал о живописи Сапожниковых: «Стиль до того невысокий, фигуры местами просто карикатурны!». Такая негативная реакция, думается, относится больше не столько к живописи Сапожниковых, сколько к архимандриту Фотию, настоятелю монастыря, которому пришлось сбить в соборе фрески 12 века. Хотя надо признать, что уровень живописи Ивана и Владимира Петровичей Сапожниковых, был намного ниже. Они некоторое время ещё получали приличные заказы, пользуясь славой своего отца и дяди. Скандал вокруг Юрьевского собора стал одной из причин прекращения деятельности артели, а пристрастие обоих братьев к спиртному, « к чарке», как говорили тогда, свело их дело к нулю.

Художники Пётр и Михаил Сапожниковы это слава Борисоглебской земли. Но их родная земля отвечает пока полным забвением. Кладбище, на котором покоится прах Михаила Ивановича Сапожникова, было уничтожено и осквернялось неоднократно.

P.S. В качестве эпилога хочется привести слова великого русского писателя И.А. Бунина о смысле жизни и человеческой памяти: «Венец каждой человеческой жизни есть память о ней. Высшее, что обещают человеку над его гробом, это память вечную. И нет той души, которая не томилась бы втайне мечтою об этом».

Икона дня

Православие.Ru Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

Православный календарь

Сайт создан
по благословению
епископа Рыбинского
и Угличского
Вениамина

Крестный ход 2016

осталось ... 19.07.2017 8:0 -127 дней

Случайное изображение

7.jpg

Радио Благовещение» слушать онлайн

Яндекс.Метрика
Поиск в православном интернете: